vkontakte FB

Рейтинг@Mail.ru

 

ИГОРЬ КАРАУЛОВ: «ПОЭЗИЯ – ТАКАЯ ЖЕ РОДИНА ДЛЯ НАС, КАК И РОССИЯ»

 

   Игорь Караулов – пожалуй, один из самых заметных современных поэтов. Автор шести сборников стихов, лауреат нескольких престижных литературных премий, он занимается ещё и острой политической публицистикой, а в последнее время заявил о себе как поэт ярко выраженного патриотического направления.  

Фото 1 Поэт Игорь Караулов

Поэт Игорь Караулов

  – Кто-то из критиков назвал Вас одним из «непризнанных» поэтов. А разве сегодня в поэзии существуют такие понятия, как «признанность» и «непризнанность»? Согласны ли Вы с такой характеристикой? И к какой категории вы бы себя сами отнесли? 

  – У каждого автора свои критерии признания. Одни ориентируются на признание со стороны выбранной ими референтной группы, которое может быть выражено публикациями в журнале, принятием в некие объединения или получением премий. Другие измеряют признание популярностью среди читателей, большим количеством подписчиков в соцсетях, возможностью проводить платные концерты. Признания второго рода у меня нет, я не сатирик и не молодая девушка, пишущая стихи про любовь. Признание первого рода, наверное, имеется. Я доволен и количеством, и особенно качеством своей читательской аудитории, но всегда хочется немножечко больше. Впрочем, как координатор Григорьевской поэтической премии я в последние годы занимался и тем, что обеспечивал признание другим поэтам. Эта работа мне тоже очень нравится. 

  – В нынешней политической ситуации вы заявили о себе как автор гражданского, патриотического направления. Вы сразу заняли именно такую позицию, или сначала был некий период осмысления?

  – Я осознаю себя патриотом довольно давно, лет тридцать уже. А стихи у меня очень разные, есть и патриотические, но в целом мои тексты, боюсь, не годятся для воспитания молодёжи в патриотичном духе. Многое в них будет отвлекать. Тут надобен автор более простой и однозначный. 

  – Ни для кого не секрет, что многие представители творческой интеллигенции выступили против проведения военной спецоперации на Украине. В том числе и ваши коллеги – поэты. Может, дело в том, что в России просто издавна существует традиция противостояния творческих деятелей власти? Что вы об этом думаете? 

  – Мне кажется, причины тут разные. Кто-то всегда был оппозиционером и продолжает в том же духе, у кого-то есть важные личные связи с Украиной. Но давайте вспомним, что поэзии всегда были свойственны гуманизм, сострадание, милосердие… Возможно, я бы тоже оказался в числе этих людей, кричащих «нет войне», но последние девять лет я являюсь ещё и политическим журналистом. У меня есть давно сформированная позиция, и, самое главное, я с самого начала отслеживал всю цепочку событий, которая привела к сегодняшней трагедии. Поэтому я сейчас душой со своими, с русскими. 

Фото 2

  – Недавно вы участвовали в марафоне «Zа Россию», выступали со своими стихами в разных городах страны. Какие у вас впечатления, как воспринимали ваши выступления, что запомнилось больше всего?

  – Для меня это было непростое время, я сбежал на этот марафон от полной безнадёги, в каком-то смысле он меня спас. Я увидел семь городов Западной Сибири, из них пять впервые, познакомился с чудесными людьми, хотя были и моменты тотального одиночества, к которому я не привык. 

  Как могут воспринимать стихи люди, которые пришли на шоу? Тем более если стихи не самые простые… Но публика аплодировала; иногда кто-то подходил и благодарил. Однажды со мной захотел сфотографироваться полицейский из оцепления – это было очень трогательно… 

У меня прошли и сольные вечера. Их организовали Елена Безрукова, министр культуры Алтайского края, и Наталья Ибрагимова, которая ведёт поэтическую программу в Кузбасском центре искусств. В общем, мне ещё долго придётся переваривать эти впечатления.   

  – Как вы думаете, каковы перспективы культуры в целом в нашей стране и поэзии в частности? И что будет с теми, кто плывёт сейчас «против течения»?

  – Перспективы, с одной стороны, невесёлые, поскольку культуре и особенно поэзии и в сытое время не хватало ресурсов, а в нынешних условиях на ней будут экономить и государство, и частные спонсоры. А с другой стороны, был же взлёт культурного производства в двадцатые годы прошлого века, хотя они выдались и голодными, и холодными, и опасными. 

  Сейчас кончился долгий период застоя и безысходности, и это уже само по себе внушает надежду. Но что касается конфронтации в поэтическом сообществе, то рано или поздно она уступит место попыткам «договориться», отыскать точку равновесия. Думаю, где-то это уже происходит. Ведь поэзия – такая же родина для нас, как и Россия.  

 

Беседовала Ирина Шлионская