vkontakte FB

Рейтинг@Mail.ru

 
afisha-msk.ru

ПРИЧАСТИЕ ПОСЛЕ ЛЕДЯНОЙ КУПЕЛИ

На первой седмице Великого Поста мы, первокурсники педагогического факультета Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета, во главе с его деканом (а по совместительству, еще и игуменом Троице-Сергиевой Лавры) отцом Киприаном совершили подвижническую поездку в Дивеево. Впечатления остались незабываемые… Впрочем, все с самого начала…  

… Едем… Скорее бы уже… Петушки… Покровское… Владимир… Вот Муром: заехали и поклонились честным мощам Петра и Февронии… Кулебаки…

Но вот, кажется, и доехали… Теперь все на службу… Канон Андрея Критского… Народу – тьма тьмущая!!! Даже в притвор еле протиснулись. Хорошо, что микрофоны в Дивеево есть: весь ход службы прекрасно слышен, можно молиться вместе со всеми…

Гостиница, дом Мухолтова, впечатляет: длиннющий двухэтажный дом, но нам выделили только нижний этаж. Девочки – налево, мальчики – направо…  Правильно! – Меньше искушений…

…Подъем в шесть, но я, в силу давней привычки, встаю в пять: хочу еще помыться, пока все спят… Опять служба, после – трапеза, где отец Киприан благословляет всех (!!!) окунаться в источник, причем в обязательном порядке… Мне, конечно, посчастливилось и раньше купаться в этих источниках, но чтобы одному… но чтобы зимой…

Вечер… Опять Канон Андрея Критского… После – все в гостиницу, но Анатолий решает последовать благословлению и окунуться, хотя уже десятый час, и темно… Пришел довольный и счастливый: купался в источнике святого Пантелеймона, говорит, только залезть сложно, потому что лед, а вода там – молоко парное… В общем уговорил: мы с Ванькой тоже идем окунаться. Пришли: светлая избенка, конечно, холодно, но что делать? – раздеваемся. Я первый, Ванька после… Босыми пятками по льду… Во Имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь… Первый… Второй… Третий… Не соврал Анатолий: вода, особенно после льда, действительно как парное молоко, даже вылезать неохота… Вылез, надо скорее одеваться, не то враз заболею… Удивительно, как до сих пор не заболел: в Москве эпидемия гриппа, школы позакрывали, даже отец мой слег (а уж на что здоровый мужик), а я – нет: видимо, Господь уберег… Спаси меня, Господи, огради меня… Но вот и Ванька окунулся, идем назад… Идем, небо все в звездах, ветра нет, тишина, а внутри, после источника, умиротворяющее тепло, даже хочется расстегнуть куртку, но все же боюсь простыть… По пути в гостиницу встретили остальных: их отец Киприан убедил тоже пойти и все же залезть в воду… У самой гостиницы встречаем самого батюшку, на машине… Еду, говорит, товарищей ваших окунать, а то сами не отважатся… А вы – молодцы! Спаси его Господи…

Следующий день… У меня подъем – в пять утра, даже пораньше… Выхожу из душа – уже очередь: одна из моих одногруппниц, видимо, тоже любит рано вставать… Доброе утро – доброе утро… Как спалось – замечательно… Как сам – да тоже вроде ничего… На службу – в 5.45, мы с Ванькой идем в предрассветной тишине по занесенной ночной метелью тропе, средь сугробов, вслед тающей вдалеке женской фигурке в монашеском одеянии… В храме народу довольно мало (в смысле, из мирян)… Монахини в полутьме служат Полунощницу… Сажусь на скамейку… Монахини – в черных одеждах, видны только лица и кисти рук… Исполняют обряд… Читают… В этом их чтении и движениях угадывается какая-то таинственная музыка, пытаюсь ее запомнить, чтобы потом воплотить в своих песнях… Но вот началась служба… Встаю, подхожу к иконе Богородицы… «Богородице Дево, радуйся…»

Ход службы – не как у нас в обычные дни, причастие будет только в среду и в пятницу. Великие поклоны… Простите меня, люди добрые – и ты нас прости, батюшка… Бог простит… После службы – на канавку, крестным ходом, впереди владыка, монахини, потом миряне… «Богородице Дево…» Пытаюсь не сбиться со счета… Потом в храме приложились к иконе «Умиление»…

  Трапеза… Отец Киприан  объясняет всем план-график на сегодня… Молимся… Игорь Павлович читает жизнеописание преподобного Тихона… После – послушание, в силу своей инвалидности опять пытаюсь откосить от уборки снега, но в итоге ничего не выходит: убираем тот же снег, только около парников. Давно уже так не уставал: все тело болит, как после двух часов качалки… Небольшой перерыв, восстановление сил… Канон Андрея Критского, вечерня… Ужин, Игорь Павлович дочитывает житие Тихона… Снова идем окунаться: на этот раз в обществе Анатолия, Сергея и Григория - в источник Казанской иконы Божьей Матери…

Сначала входим мы с Анатолием. Снег по углам… Замечательно… В конце концов, трудности только для того, чтобы их преодолевать! Сперва лезет Анатолий, я же пою                «Богородице, Дево…» Ну, вроде окунулся, выходит… Теперь моя очередь… Босыми пятками… Но льда нету… Странно, тут что, никто ни купается? Лезу в воду… Холодная, но терпеть можно… В конце концов, сам поехал – теперь не обессудь… Во Имя Отца и Сына и Святого Духа Аминь… Дыхание перехватило… но уже не страшно, летом уже окунался неоднократно… ну, вроде все… стиснув зубы от боли в мышцах… «врешь, не возьмешь…!»… В купальню входят Сергей с Григорием… Я, уже смеясь, одеваюсь, подбадриваю их…

Назавтра  - целый день молились: сначала утренняя служба, потом завтрак, потом экскурсия по монастырю… Слезы… Соборование, стоим до конца, все три с половиной часа… Канон… Вечерняя… Ужин: наедаюсь так, что понимаю: сегодня купаться уже не буду…

Последний день пребывания… Встал в пять, но некоторые уже были на ногах – куда-то собирались... А ты, Паша, с нами поедешь? -  Поеду… Правда, думаю, не знаю, куда… сажусь в автобус, тут отец Киприан объявляет, что едем окунаться в источник батюшки Серафима… Здорово!!! Значит, правильно вчера не купался: третий раз окунусь у самого Серафима… Наконец приехали, времени уже шесть утра, мы с Анатолием первые… Батюшка с улыбкой сообщает, что температура за бортом минус 15, так что надо решиться… А тут и решаться нечего: приехал – так окунайся, а то нечего место занимать! Заходим… Купальня – смех один, кругом щели, лед на полу толщиной сантиметров пять, наверное… Раздеваемся… Как обычно, первый – Анатолий, за ним я… Раздеваюсь сам… Холодно, очень холодно… Анатолий лезет в воду… Во Имя… Я пою Богородицу… Вылез, теперь моя очередь… По льду босиком… Медленно, чтобы не поскользнуться… Как же больно… Вода… Холодрыга, аж…  Залез по колено – ноги свело, стало еще больнее… Но поворачивать – смысла уже нет, если помру, то пускай голышом в воде… Хотя не должен… Вроде… Во Имя… Погружаюсь… Как же все-таки холодно! Еще раз… Еще раз… Все, теперь уже можно… Все еще не веря, что окунулся, и при этом живой, захожусь счастливым плачем на плече у Анатолия! Скорее одеваться!!! Минус 15 – это не шутка! Никаких сидений тут нет – в этом вся сложность… К тому же, инвалид еще… Одеваюсь, стоя на льду… В это время по всему тему разливается неимоверное тепло, жар идет прямо из костей… Стою на льду, но мне совсем не холодно – мне жарко!!! Хочется взять свою одежу, и пойти так, в чем мать родила… В минус пятнадцать… Одеться, тем не менее, без Анатолия не представляется возможным… Поклон ему до земли! Все же оделся... Бегом в автобус! Сажусь, не могу успокоиться от переполняющего меня счастья! Смог!!! Сделал!!! Преодолел его!!! В минус пятнадцать… Босиком… По льду… 

А после омовения, как финальный аккорд – причастие!!! Я встал в очередь к самому владыке, своей могучей фигурой возвышающегося надо всеми… Подхожу к нему… Во лжице в темно-багровой лужице крови лежит белесый кусочек… Зажмуриваю, что есть силы, глаза… На вкус – хлеб с вином, но все же… причастие… Поворачиваюсь, и как будто Светлый Ангел берет меня  на руки: не чувствую своих ног, иду сквозь толпу… Вот оно!!! Свершилось!!!

ПАВЕЛ КОЧНЕВ