vkontakte FB

Рейтинг@Mail.ru

 
afisha-msk.ru

К 80-летнему юбилею Александра Меня


Профессия Священник

  Он был в некотором роде революционером. Революционером в своём толковании веры, в понимании той роли, которое играет христианство в жизни людей. Александр Мень одним из первых советских священнослужителей стал говорить о том, что христианство (и православие как основная его ветвь) – это не религия запретов, а религия Жизни, религия полноты Бытия.  Что церковь – это не многочисленная группа злобных бабушек, запрещающих пить пепси-колу, играть в футбол и нудно твердящих, что солнце вращается вокруг земли. Что вера в Бога не означает отказ от любимой профессии. И что христианское смирение – это не позиция половой тряпки, о которую вечно все вытирают ноги, а прежде всего сохранение мира в своей душе. 

  Иногда приходится слышать – и от священнослужителей, и от учёных-богословов, что размышления отца Александра о вере, о христианстве нередко входили в противоречие с так называемым «Апостольским учением», или, выражаясь светским языком, официальным учением церкви. Однако ещё апостол Павел говорил: «Надлежит быть разномыслиям между вами, дабы открылись искуснейшие». Для отца Александра не было главным «победить в споре» – он ставил перед собой иную цель: вывести как можно большее количество людей из тьмы неверия к свободе, к открытию в себе стремления к Высшему, к поиску Истины. Подозреваю, что есть тому и другая причина: ему, как человеку, обладающему недюжинным умом, выдающимся интеллектом, было порой неуютно чувствовать себя в рамках «правильного» богословского толкования евангельских истин. И отец Александр часто приходил к выводам, которые вызывали гнев у ортодоксально настроенных священнослужителей, защищающих «чистоту веры».


  Убийство отца Александра стало первым в цепочке так называемых «громких заказных убийств» 90-х годов (Мень – Тальков – Холодов – Листьев – Рохлин – Старовойтова - Юшенков), одним из наиболее резонансных и одним из тех, которые обещали раскрыть, но так и не раскрыли. Убийство в 2009 году московского священника Даниила Сысоева, конечно, всколыхнуло общество, но не потрясло так, как это произошло тогда, в сентябре 1990 года. Может быть, потому что в нашем обществе так и не появились священники подобного духовного и интеллектуального уровня. А может быть, россияне уже просто привыкли к подобным расправам с ярчайшими представителями нашего общества.


  Про таких, как отец Александр, часто говорят: «Тогда он был первым. Сейчас он был бы первым, но не единственным». Но сегодня в России другая эпоха. Сейчас почти не востребованы Личности подобного уровня. И потому мало тех, которые «не единственные» , но голос которых был бы слышен и заметен в обществе. Сплошь и рядом мы видим людей, которые «работают» священниками. Впрочем, в наше время существует много людей, которые не вкладывают душу в то дело, которым они занимаются, а просто «исполняют обязанности». Однако есть три профессии, которые требуют особого природного дара и которые всегда почитались на Руси: это священник, врач и учитель. Потому и говорят чаще всего, что настоящих Учителей, Врачей и Священников всегда единицы.
 
  Отец Александр относился к людям, которых иногда образно называют «штучным товаром». 
Он был не просто известным священнослужителем, богословом, миссионером, лектором, писателем и философом. Он был врачевателем душ человеческих. Но самое главное – он был выдающимся мыслителем своего времени, яркой звездой светившим людям в царстве беспросветного атеизма советского времени. Словно магнит, притягивал он к себе подобные величины. Известно, что среди духовных детей отца Александра были много советских диссидентов. Не будет преувеличением сказать, что Александр Мень входил в четвёрку самых, как сейчас сказали бы, «продвинутых» личностей советской эпохи: Дмитрий Лихачёв, Александр Солженицын, Андрей Сахаров и Александр Мень – именно эти четыре человека, столь разные и абсолютно не похожие друг на друга, посвятили свою жизнь тому, чтобы сознание советских людей стало раскрепощённым, свободным от застывших коммунистических стереотипов. И главное – чтобы люди перестали бояться. Один культуролог как-то сказал, что отец Александр занимался «расцементированием мозгов», которые у подавляющего большинства людей были зажаты почти полностью изжившей себя к тому времени советской идеологией.


  Отец Александр показал, на что способна светлая человеческая Мысль, сопряжённая с добрыми помыслами и силой Духа. Он отдал себя людям всего до конца. Бесконечно любил Бога и людей. Верил в человека. Был умным, тонким, понимающим священником, настоящим врачевателем человеческих душ. Очень тянулся к детям, а они тянулись к нему. Любил и тонко чувствовал простую русскую природу. Отменно знал литературу, сам писал стихи, много рисовал (в мемориальном музее отца Александра сохранились детские рисунки юного Алика), прекрасно разбирался в музыке.


  Он был Правдолюбцем. И нетерпимо относился ко всякой лжи и фальши. Поэтому и бросил вызов советской атеистической машине, нещадно перемалывающей человеческие души. И когда, с началом Перестройки, отец Александр стал «выходить в народ» — выступать по телевидению, читать лекции — стало ясно: засилью коммунистической идеологии в нашей стране скоро придёт конец.


  Этого ему не простили. Ранним утром 9 сентября 1990 года Александр Мень, как обычно, шёл на утреннюю службу. Недалеко от своего дома в подмосковном Загорске (ныне Сергиев Посад) он был убит ударом топора. Убит по дороге в храм.
Похоронен отец Александр был 11 сентября, в день усекновения главы Иоанна Предтечи, рядом с церковью в городе Пушкино, где он служил 20 лет.


 

Павел Сдобнов

 Протоиерей Александр (Мень)