vkontakte FB

Рейтинг@Mail.ru

 
afisha-msk.ru

"ТЬМЫ НИЗКИХ ИСТИН НАМ ДОРОЖЕ НАС ВОЗВЫШАЮЩИЙ ОБМАН..."

    В Смоленском Пассаже Москвы  на 4 этаже в пространстве VIA проходит выставка    Обманки  Алексея  Барвенко.  Художник родился в 1964 году. Учился в Московской школе художественных ремесел. Проходил академическую школу живописи в студии своего отца, художника Виктора Барвенко. Член Международной ассоциации художников и искусствоведов. Работает в жанре натюрморта. Выставляется с 1987 года. Работы находятся в собраниях и частных коллекциях России, США, Германии, Австрии, Бельгии и др.

     Нечасто в современной Москве можно встретить выставки натюрмортов, еще реже – обманок, имитирующих подлинные предметы, словно наклеенные на деревянную доску. На самом деле, и доска, и веревочки, и перья, и гребешки, и карты, даже деньги – все самым тщательным образом выписано маслом на холсте. Жанр натюрморта-обманки вошел в русскую моду в XVIII веке, чему немало способствовал и характер царя Петра 1, увлекавшегося всякими заморскими редкостями, в том числе курьезными, и любившего подшутить над подданными.

   Натюрморты-обманки были очень популярны в Италии, Франции, Голландии. Безусловно, они не относились к так называемому «высокому» искусству, но были очень милы, а потому на них был огромный спрос. Обманки делались для того, чтобы ввести в заблуждение зрителя, заставить его принять изображаемое за реальность. Стиль барокко, с его причудливыми, гротескными формами, уводил зрителя от реальности, мир воспринимался таким, каким его создавали гениальные мастера архитектуры, живописи, скульптуры. В куртуазный, игривый век,  в эпоху увлечения барочным театром, декорации и ширмы стали неотъемлемой частью жизни общества.

    В эпоху барокко ценились не только занимательные предметы, но и необычные способы их показа, вызвавшие к жизни особый, камерный» тип натюрморта. На картинах, представляющих внутренность шкафов и полок, изображались различные диковинные вещицы: экзотические раковины и чучела животных, произведения живописи, изделия из драгоценных материалов, приборы и инструменты.

   На протяжении всего XVIII века в русском обществе были популярны кабинетные натюрморты, представляющие разновидность живописных обманок. В отличие от кунсткамер, предполагавших показ редкостных, удивительных предметов, в кабинетных обманках собраны вещи, типичные для своего времени и характеризующие круг занятий и интересов их обладателей.

    Такие натюрморты манипулировали оптическим восприятием реальности, создавая обманное пространство. Художник сознательно менял траекторию взгляда, обещая зрителю проникновение в самую суть вещей, но фактически оставлял его наедине с двухмерной имитацией объемных предметов. Суть композиции такого натюрморта – набор мелких вещиц, которые зрители с удовольствием разглядывают, пытаясь отгадать, для чего они здесь нарисованы. На обманках представлены книги, гравюры, письма, календари, картинки, подвешенные на ленточках часы, всевозможные кабинетные безделушки. Доски, на которые это все крепилось, тоже были написаны на холсте. Стремясь создать иллюзию подлинности вещей, художники показывали их тесную связь с жизнью человека и текущим временем, поэтому письма изображены надорванными, гравюры и книги – потертыми, вещицы – покрытыми пылью.

    Порой кажется, что подобный набор предметов совершенно случаен, но на самом деле это далеко не так. Глядя на такие натюрморты, можно догадаться об интересах художников, помимо живописи занимавшихся музыкой, чтением, коллекционированием, увлекавшихся точными науками. Мастера любовно и старательно изображали дорогие им вещи. А нередко художник создавал кабинетную обманку для своего заказчика и тогда помещал на холст вещи, близкие последнему. Благодаря своей искренности и наличию определенного философского подтекста обманки были популярны как в народной среде, так и у аристократов.

  Еще из натюрморта эпохи Возрождения многие европейские художники заимствовали темы vanitas (суета cует) – аллегорий, как правило, включающих атрибуты тщетности человеческих удовольствий и напоминание о смерти. Основой таких натюрмортов был человеческий череп, дополняемый свечой, цветами, анатомическими рисунками и портретами, морскими раковинами и музыкальными инструментами. Художники тщательно выписывали фактуру предметов на таких натюрмортах, стараясь сделать их осязаемо реальными. С помощью световых бликов передавался блеск стекла или металла, прозрачность мыльных пузырей и пр.

   Алексей Барвенко в определенной степени ретро-художник. Его работы обращены больше к  ностальгическому  прошлому, чем к будущему. В обманке он отталкивается от творчества таких русских художников как Федор Толстой и Григорий Теплов. Помимо натюрмортов-обманок он пишет аллегорические  и символические сложносоставные композиции, а нередко и обращается к православной тематике или ушедшей эпохе русского дворянства.

    Но натюрморты занимают ведущее место в его тематическом ряду. В той или иной работе прочитывается посвящение итальянским и немецким мастерам, таким как Леонардо да Винчи, Альбрехт Дюрер, Ян Вермеер. В своих обманках он следует традициям русских, а не иностранных художников: в отличие, например, от голландских натюрмортов, где вещи, поглощенные световой средой, изображены в единстве с ней; в картинах художника предметы, выписанные очень тщательно, живут как бы сами по себе, независимо от окружающего пространства.

    Почему же в быстрой, шумной,  Москве  художник годами пишет  эти иллюзорные обманки? Это ностальгический  взгляд на ушедшее без возврата  в прошлое, в котором придавали много внимания каждой мелочи,  и все воспринималось как микрочастица огромного мира. Только ли это попытка оградить внутренний мир каждого  человека от ужасающей  глобализации? Не только – здесь другое. Алексей Барвенко, играя с реальностью, показывает ее иллюзорность: выставка несет некоторый экскурс по миру  предметов  тем и вещей.

Почему художник продолжает тему обманки? Для него это способ самовыражения через цветовые и композиционные акценты. В  отличие от  других выставок,  зритель оказывается в иллюзорном мире, предлагаемом ему автором. В этом искусственном мире маленькие иллюзии потерялись в огромной иллюзии – и выход когда-нибудь будет найден. Ну а пока остается только сокрушаться, что «тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман».

Юлия Шапченко

 

Интересные события, мероприятия, фестивали в наших репортажах на сайте http://rusberezka.ru